Финансовый менеджмент
Меню
Главная

Мировой финансовый кризис

Первая волна мирового финансового кризиса

Корпоративные финансы

Глобальный финансовый кризис, Россия и проект Обама

Менеджмент

Банковский менеджмент
Рекомендуем прочитать
Реформа международной финансовой системы

Мировой финансовый кризис"Судьба Соединенных Штатов тесно взаимосвязана с остальным миром...

Выбор инвестора

Преимущества российских банков в том, что они...

Организация труда

Организация труда в рамках отдельного трудового коллектива - это система мероприятий...

Предисловие

Последовательно развивая мысли, знакомые читателям еще по «Алхимии финансов», в новой книге Джордж Сорос дает объяснение причинам возникновения бумов и спадов на финансовых рынках в свете теории рефлексивности, а так­же подробное пошаговое описание течения кризиса, охва­тившего сейчас мир. Следя за тестированием «новой пара­дигмы финансовых рынков» в режиме реального времени и сравнивая итоги работы фонда под управлением Джорджа Сороса с усредненными результатами инвестиционных и хеджевых фондов за период с середины 2007 года по 2009-й, мы должны признать очевидные преимущества теории Сороса.

Экономическое сообщество всегда знало Джорджа Сороса как успешного инвестора; те же, кто возьмет на себя труд изучить его книги, узнают его и как философа, проверяюще­го правильность своих взглядов на практике в стрессовых условиях финансового кризиса.

«Первая волна мирового финансового кризиса: проме­жуточные итоги» — продолжение книги «Новая парадигма финансовых рынков», написанное Джорджем Соросом че­рез год после публикации ее первого издания. В нем осве­щены новейшие события и те шаги, которые Сорос, высту­пая публично, предлагал предпринять с целью скорейшего выхода из кризиса и смягчения его последствий. Эта часть помещена в новом издании в начало как наиболее актуаль­ная и одновременно обобщающая.

Первоначальная версия книги «Новая парадигма финан­совых рынков» также полностью включена в настоящее изда­ние, со всеми предисловиями и заключительными статьями.

Чтобы поделиться своими впечатлениями, придется на­чать немного издалека и обратиться к «Копенгагенской ин­терпретации» квантовой механики, предложенной Нильсом Бором, которая подразумевает неспособность научных методов установить или продемонстрировать такую един­ственно верную («глубокую») реальность, которая лежала бы в основе всех остальных реальностей. Возможности по­знания всегда будут ограничены несовершенством научного инструментария, особенностями человеческой нервной системы и, что важно в нашем контексте, — способностью человеческого мозга фильтровать воспринимаемую инфор­мацию, упрощать, изменять и усваивать в соответствии с желаемым или привычным контекстом.

Тем не менее ученые и философы не оставляют попыток создать наиболее приближенную к «реальности» модель мира или функционирования его отдельных систем. Мно­гие из таких попыток привели к созданию излишне обоб­щающих моделей; некоторые из них стали популярны и ши­роко используются, несмотря на слабую эффективность.

Джордж Сорос — один из немногих, кто решился противо­поставить свои идеи общепринятым научным теориям, один из немногих, кто ясно видит: простота понимания и исполь­зования популярных моделей принимается как неоспори­мое преимущество и отстаивается, несмотря на многократ­но подтвержденную опытом несостоятельность.

Автор апеллирует к гипотезе эффективности, на кото­рой строится современное понимание функционирования рынка ценных бумаг. Эффективность рынка предполагает немедленное и полное отражение в ценах новой информа­ции. Также считается, что управляемые одинаково профес­сиональными участниками рынки стремятся к равновесию, а любые отклонения случайны.

Сорос справедливо указывает на имеющееся противоре­чие: в ценах отражаются не факты, а интерпретация фактов участниками и, кроме того, их желания относительно буду­щей динамики цен.

Взглянув на графики рыночных котировок, мы увидим «случайные» отклонения иногда на 100 и более процентов от «справедливых» цен, рассчитанных на основе современ­ных аналитических моделей, включающих большое чис­ло входных данных, но не учитывающих влияния самих участников.

Бесценная заслуга Сороса, как мы считаем, заключается в том, что он соединил накопленный практический опыт инвестиционной деятельности, современные знания об эко­номике, основы квантовой механики, когнитивной логики второго уровня и здравого смысла. Краеугольным камнем новой парадигмы стала теория рефлексивности, описы­вающая влияние мышления участников инвестиционных процессов не только на рыночные цены, но и на фундамен­тальные основы, стоящие за этими ценами, что, замыкая цепочку, дает участникам новую пищу для осмысления.

Автор признает, что, вероятно, одному человеку не под силу завершить научное описание столь сложной теории (совершенно так же, как на данном этапе представляется крайне сложным дать единое описание квантовой механики и теории относительности), однако ему удалось расширить границы научных подходов, применяемых к изучению по­ведения фондовых рынков.

Теория рефлексивности, в силу новаторского подхода, еще не скоро станет доступной для широкого использова­ния, но уже сейчас может дать бесспорные преимущества в понимании жизненных процессов финансовых рынков и инвестиционной деятельности.

Ольга Гурудэва, управляющий директор, стратег

Fleming Family and Partners Asset Management LLC

      Другое по теме

      Договор аренды
      Это договор преследует отношения по переходу имущества во временное пользование на возмездной основе и является широко распространенным договором. По договору аренды одна сторона (арендодатель) обязуется предоставить другой ст ...